Хорни К. Невротическая потребности в любви

Невротическая потребность в любви и привязанности нередко воспринимает форму сексапильной страсти либо ненасытной потребности в сексапильном ублажении. В свете этого факта нам приходится поднять вопрос о том, не вызван ли в целом парадокс невротической потребности в любви неудовлетворенностью в сексапильной жизни, не вызвано ли все это рвение к любви, контакту, осознанию Хорни К. Невротическая потребности в любви, поддержке не столько потребностью в успокоении, сколько неудовлетворенным либидо.

Фрейд был склонен конкретно так глядеть на этот вопрос. Он лицезрел, что многие люди, страдающие неврозом, навязывают свою привязанность другим людям, цепляясь за их. Он описывал такое отношение как возникающее в итоге неудовлетворенного либидо. Эта концепция, но, базирована на Хорни К. Невротическая потребности в любви определенных предпосылках. В ней заблаговременно подразумевается, что все те проявления, которые сами по для себя не являются сексапильными, такие, как желание получить совет, одобрение либо поддержку, являются формой выражения сексапильных потребностей, ослабленных либо "сублимированных". Более того, в ней также заблаговременно подразумевается, что нежность является результатом нелегального либо "сублимированного" проявления Хорни К. Невротическая потребности в любви сексапильных влечений.

Такие догадки не имеют доказательства. Связи меж эмоциями любви, привязанности, проявлениями нежности и сексуальностью не являются настолько тесноватыми, как мы время от времени полагаем. Антропологи и историки говорят, что персональная любовь - это продукт культурного развития. Бриффолт считает, что сексуальность имеет более близкое отношение к беспощадности, чем к нежности Хорни К. Невротическая потребности в любви, хотя его утверждения не являются полностью убедительными. Но из наблюдений, почерпнутых в нашей культуре, мы знаем, что сексуальность может существовать без любви либо нежности, а любовь либо нежность - без сексапильных эмоций. К примеру, нет никаких доказательств того, что нежность меж мамой и ребенком имеет сексапильную природу. Все, что мы Хорни К. Невротическая потребности в любви можем увидеть, - и это итог открытия, изготовленного Фрейдом - так это то, что могут находиться сексапильные элементы. Мы можем следить разнообразные связи меж нежностью и сексуальностью: нежность время от времени предшествует сексапильным эмоциям; человек способен испытывать сексапильные желания, осознавая при всем этом только наличие ласковых эмоций; сексапильные желания Хорни К. Невротическая потребности в любви могут провоцировать нежные чувства либо перебегать в их. Хотя такие переходы меж нежностью и сексуальностью точно указывают на тесноватую связь меж ними, все же представляется более правильным быть осторожнее и допускать существование 2-ух разных категорий эмоций, которые могут совпадать, перебегать друг в друга либо заменяться одно другим.

Не считая того, если мы Хорни К. Невротическая потребности в любви примем предположение Фрейда о том, что неудовлетворенное либидо является побуждающей силой в поиске любви, то чуть ли будет понятно, почему мы находим то же самое страстное рвение к любви, со всеми описанными отягощениями - собственническим отношением, требованиями беспрекословной любви, чувством отвержения и т.д., - у лиц, чья Хорни К. Невротическая потребности в любви сексапильная жизнь с точки зрения физиологии является стопроцентно удовлетворительной. Но, так как нет сомнения в том, что такие случаи вправду есть, постоянно приходишь к заключению, что неудовлетворенное либидо не разъясняет данное явление, но его предпосылки лежат вне сексапильной сферы*. /* Случаи, подобные этим, где определенные расстройства в чувственной сфере сосуществуют со способностью Хорни К. Невротическая потребности в любви получать полное сексапильное ублажение, всегда представляли собой загадку для анализа, но тот факт, что они не подпадают под теорию либидо, не препятствует их существованию./

В конце концов, если невротическая потребность в любви была бы только сексапильным феноменом, нам было бы проблемно осознать разнообразные, связанные с ней трудности, такие, как Хорни К. Невротическая потребности в любви собственническое отношение, требование беспрекословной любви, чувство отверженности. Нужно признать, что эти разные задачи были установлены и детально описаны: к примеру, ревность прослеживалась прямо до соперничества деток в семье либо Эдипова комплекса; беспрекословная любовь - до орального эротизма; собственническое отношение - до заднепроходного эротизма и т.д. Но при всем этом не Хорни К. Невротическая потребности в любви было осознания, что в действительности весь диапазон отношений и реакций, обрисованных в прошлых главах, стает как целостная структура. Без признания волнения как движущей силы, стоящей за потребностью в любви, мы не сможем осознать всех тех критерий, при которых данная потребность растет либо миниатюризируется.

Средством качественного способа свободных ассоциаций Хорни К. Невротическая потребности в любви Фрейда в процессе анализа можно проследить точную связь меж опаской и потребностью в любви, в особенности если направить внимание на колебания потребности пациента в любви и привязанности. После периода совместной конструктивной работы пациент может в один момент поменять свое поведение и начать выдвигать требования о продлении времени, отводимого ему аналитиком, либо Хорни К. Невротическая потребности в любви страстно захотеть дружбы аналитика, либо начать слепо восторгаться им, либо может стать чрезвычайно ревнивым, начать проявлять собственнические чувства, свою уязвленность, сетуя, что он является "менее чем пациентом". Сразу у него растет тревожность, проявляющаяся или в сновидениях, или в чувстве преследования, или в физиологических симптомах, таких, как Хорни К. Невротическая потребности в любви понос либо нередкие позывы к мочеиспусканию. Пациент не понимает, что испытывает тревожность либо что его усилившаяся потребность в аналитике обоснована только его своей тревожностью. Если аналитик выявит эту связь и покажет ее пациенту, то совместно они установят, что конкретно перед неожиданной влюбленностью были затронуты задачи, которые вызвали у пациента тревогу; к примеру Хорни К. Невротическая потребности в любви, он, может быть, воспринял интерпретацию аналитика как несправедливое обвинение либо как унижение.

Последовательность реакций представляется последующей: появляется неувязка, обсуждение которой вызывает сильную враждебность, направленную против аналитика; пациент начинает непереносить аналитика, вожделеть его погибели; он немедля теснит свои агрессивные побуждения, у него возникает ужас, и в силу потребности Хорни К. Невротическая потребности в любви в утешении он цепляется за аналитика; когда эти реакции кропотливо прорабатываются, враждебность, тревожность и совместно с ними завышенная потребность в любви отступают на задний план. Завышенная потребность в любви, по-видимому, настолько повсевременно представляет собой итог тревожности, что ее полностью можно рассматривать как сигнал неблагополучия, указывающий на то, что Хорни К. Невротическая потребности в любви тревожность близка к выходу наружу и просит успокоения. Описанный процесс совсем не ограничивается только процессом анализа. В точности такие же реакции имеют место в личных отношениях. К примеру, в браке супруг может назойливо льнуть к собственной супруге, быть ревнивым собственником, идеализировать ее и восторгаться ею, хотя в глубине Хорни К. Невротическая потребности в любви души непереносить и страшиться ее.

О чрезвычайно сильной преданности, маскирующей скрываемую ненависть, оправданно гласить как о "сверхкомпенсации", сознавая при всем этом, что этот термин дает только грубое описание и ничего не гласит о движущих силах этого процесса.

Если вследствие всех вышеприведенных обстоятельств мы отказываемся признавать сексапильную этиологию потребности в Хорни К. Невротическая потребности в любви любви, тогда появляется вопрос, случаен ли тот факт, что невротическая потребность в любви время от времени идет в паре с сексапильными желаниями, либо полностью представляется как сексапильное желание, либо же имеются определенные условия, при которых потребность в любви чувствуется и выражается половым методом.

В определенной мере сексапильная форма выражения потребности в Хорни К. Невротическая потребности в любви любви находится в зависимости от того, способствуют этому наружные происшествия либо нет. До некой степени она находится в зависимости от особенностей культуры, различий в актуальной энергии и сексапильном характере. И, в конце концов, она находится в зависимости от того, является ли сексапильная жизнь человека удовлетворительной, ибо, если она такой Хорни К. Невротическая потребности в любви не является, он с большей вероятностью будет реагировать сексапильным образом, ежели довольные сексапильной жизнью лица.

Хотя все эти причины самоочевидны и оказывают определенное воздействие на реакцию индивидума, они не разъясняют в достаточной степени основополагающие личные различия. У данной категории людей, проявляющей невротическую потребность в любви, эти реакции колеблются от Хорни К. Невротическая потребности в любви 1-го человека к другому. Так, имеется некая категория лиц, чьи контакты с другими немедля, практически принудительно, принимают сексапильную расцветку большей либо наименьшей интенсивности, в то время как практически у всех лиц сексапильная возбудимость либо сексапильные деяния находятся в границах обычного спектра эмоций и поведения.

К первой группе относятся люди Хорни К. Невротическая потребности в любви, которые безпрерывно перебегают от одной сексапильной связи к другой. Более близкое познание их реакций указывает, что они ощущают свою небезопасность, незащищенность и крайнюю неустойчивость, когда находятся вне какой-нибудь связи либо не лицезреют прямой способности установить ее. К той же группе, хотя и подчиняясь большему числу внутренних Хорни К. Невротическая потребности в любви запретов, относятся люди, которые имеют ограниченные связи, но склонны создавать эротическую атмосферу в отношениях с другими людьми независимо от того, ощущают они к ним необыкновенную привязанность либо нет. В конце концов, сюда можно отнести и третью группу лиц, с еще большенными сексапильными запретами, которые, но, просто возбуждаются сексапильно и назойливо отыскивают потенциального Хорни К. Невротическая потребности в любви сексапильного напарника в каждом мужчине либо даме. В этой последней подгруппе назойливая мастурбация может - но не непременно должна - занимать место сексапильных отношений.

Для этой группы свойственны бессчетные варианты в степени достигаемого физического ублажения, но общей чертой представителей данной группы, кроме назойливой природы их сексапильных потребностей, является определенная неразборчивость Хорни К. Невротическая потребности в любви в выборе партнеров. Они владеют теми же самыми чертами, которые мы уже нашли при общем рассмотрении лиц с невротической потребностью в любви. Не считая того, поражает несоответствие меж их готовностью иметь сексапильные дела, реальные либо воображаемые, и глубочайшим нарушением их чувственных отношений с другими людьми, - нарушением, которое более существенно Хорни К. Невротическая потребности в любви, чем в среднем у человека, преследуемого базальной тревожностью. Эти люди не только лишь не могут веровать в любовь, но приходят в полное смятение (либо, если идет речь о мужиках, становятся импотентны), если им предлагается любовь. Они могут обдумывать свое защитное отношение либо склоняться к обвинению собственных партнеров. В последнем Хорни К. Невротическая потребности в любви случае они убеждены в том, что им никогда не доводилось и не доведется повстречать неплохую даму либо добродетельного мужчину.

Сексапильные дела означают для их не только лишь облегчение специфичного сексапильного напряжения, но также являются единственным методом установления людского контакта. Если у человека выработалось убеждение, что для него фактически исключена Хорни К. Невротическая потребности в любви возможность получения любви, то тогда физический контакт может служить заменителем чувственных связей. В данном случае сексуальность является главным, если не единственным, мостом, связывающим его с другими людьми, и потому приобретает чрезмерное значение.

У неких людей недочет разборчивости проявляется в отношении пола потенциального напарника; они будут интенсивно находить отношений с Хорни К. Невротическая потребности в любви обоими полами либо будут пассивно уступать сексапильным притязаниям безотносительно к тому, исходят ли они от лица обратного либо 1-го с ними пола. 1-ый тип нас тут не интересует, так как, невзирая на то, что у его представителей сексуальность также поставлена на службу установления людского контакта, который труднодостижим другим образом Хорни К. Невротическая потребности в любви, основополагающим мотивом является не столько потребность в любви, сколько рвение подчинять для себя, либо, поточнее, покорять и подавлять других. Это рвение может быть настолько императивным, что сексапильные различия стираются. Как мужчины, так и дамы должны быть подчинены - сексапильно либо другим методом. Но лиц 2-ой группы, которые склонны Хорни К. Невротическая потребности в любви уступать сексапильным притязаниям обоих полов, толкает на это неослабевающая потребность в любви, в особенности ужас утратить еще одного напарника из-за собственного отказа на предложение сексапильного плана либо если они осмелятся защищать себя от каких-то, справедливых либо несправедливых, притязаний по отношению к ним.

По моему воззрению, неверно разъяснять парадокс неразборчивости в Хорни К. Невротическая потребности в любви связях с представителями обоих полов на базе бисексуальности. В этих случаях нет указаний на подлинное желание к лицам собственного пола. Кажущиеся гомосексуальные наклонности исчезают, как место тревожности занимает здоровая уверенность внутри себя, точно так же исчезает неразборчивость в отношениях с обратным полом.

То, что говорилось о бисексуальных отношениях, может Хорни К. Невротическая потребности в любви также пролить некий свет на делему гомосексуализма. В реальности имеется много промежных стадий меж описанным "бисексуальным" и фактически гомосексуальным типом. В истории последнего имеются определенные причины, ответственные за то, что он не признает человека обратного пола в качестве сексапильного напарника. Естественно, неувязка гомосексуализма намного труднее, чтоб быть понятой Хорни К. Невротическая потребности в любви с какой-нибудь одной точки зрения. Тут довольно сказать, что я еще не встречала гомосексуального человека, у которого не имели бы также место причины, соответствующие для "бисексуальной" группы.

В последние пару лет некие психотерапевты указывали на возможность усиления сексапильных желаний вследствие того, что сексапильное возбуждение и ублажение служат выходом Хорни К. Невротическая потребности в любви для тревожности и скапливающегося психического напряжения. Это механическое разъяснение может иметь свои основания. Но я считаю, что имеют место также психические процессы, которые ведут от тревожности к возрастанию сексапильных потребностей, и что можно выявить эти процессы. Такое представление базируется как на психоаналитических наблюдениях, так и на исследовании истории жизни таких Хорни К. Невротическая потребности в любви пациентов в купе с исследованием их черт нрава вне сексапильной сферы.

Пациенты этого типа могут с самого начала безрассудно влюбляться в аналитика, пылко требуя ответной любви. Либо сохранять выраженную отчужденность в процессе анализа, перенося свою потребность в сексапильной близости вовне, на какого-нибудь человека, напоминающего аналитика. Либо Хорни К. Невротическая потребности в любви, в конце концов, потребность такового человека устанавливать сексапильный контакт с аналитиком может проявляться только в сновидениях либо в сексапильном возбуждении во время сеанса. Пациенты нередко очень удивлены этими очевидными признаками сексапильного желания, так как не ощущают ни увлечения, ни каких-то признаков любви к аналитику, также какой-нибудь привязанности к ним Хорни К. Невротическая потребности в любви со стороны аналитика. В реальности сексапильная привлекательность, исходящая от аналитика, не играет никакой приметной роли, точь-в-точь как сексапильный характер таких пациентов не является более пылким либо неконтролируемым, чем у других, а их тревожность - большей либо наименьшей, чем у других пациентов. Что охарактеризовывает их, так Хорни К. Невротическая потребности в любви это глубочайшее неверие ни в какую искреннюю любовь. Они глубоко убеждены в том, что аналитик интересуется их неуввязками и ими самими только вследствие укрытых мотивов, что в глубине души он презирает их и что, возможно, он принесет им больше вреда, чем полезности.

Из-за невротической сверхчувствительности в каждом случае психоанализа имеют Хорни К. Невротическая потребности в любви место реакции злости, гнева и подозрительности, но у пациентов с в особенности сильными сексапильными потребностями эти реакции сформировывают неизменное и стойкое отношение. Создается воспоминание, что существует невидимая, но непроницаемая стенка меж аналитиком и пациентом. Когда такие пациенты сталкиваются с своей трудной неувязкой, их 1-ое побуждение - сдаться, кинуть психоанализ. Их поведение Хорни К. Невротическая потребности в любви во время анализа представляет точную копию того, что они делали всю жизнь. Разница заключается только в том, что до анализа они были в состоянии избегать познания о том, сколь хрупкими и запутанными в реальности были их личные дела. Легкое вступление в сексапильный контакт содействовало запутанности ситуации и вело их Хорни К. Невротическая потребности в любви к мысли о не плохих человечьих отношениях в целом.

Описанные мной дела настолько часто встречаются совместно, что всякий раз, когда пациент с самого начала психоанализа начинает обнаруживать сексапильные желания, фантазии либо сновидения в отношении аналитика, я готова отыскать в особенности глубочайшие нарушения в его личных отношениях. В согласовании со Хорни К. Невротическая потребности в любви всеми наблюдениями на этот счет можно утверждать, что пол аналитика приемлимо безразличен. Удачная работа аналитика с пациентом может иметь однообразный итог для обоих. Потому было бы грубой ошибкой принимать за чистую монету их гомосексуальные желания, выражаемые в сновидениях либо другим образом.

Большая толика того, что стает как сексуальность, в Хорни К. Невротическая потребности в любви действительности имеет сильно мало общего с ней, но является выражением желания получить успокоение. Если не принимать этого во внимание, можно переоценить роль сексапильности.

Человек, чьи сексапильные потребности растут под неосознаваемым воздействием тревожности, наивно склонен приписывать интенсивность собственных сексапильных потребностей прирожденному темпераменту либо свободе от принятых табу. Делая это, он Хорни К. Невротическая потребности в любви совершает ту же самую ошибку, что и люди, переоценивающие свою потребность в сне, воображая, что их конституция просит 10 либо более часов сна, в то время как в реальности их завышенная потребность в сне может быть вызвана разными, не находящими выхода чувствами. Сон может служить в качестве Хорни К. Невротическая потребности в любви 1-го из средств ухода от всех конфликтов. То же самое относится к еде либо питью. Пища, питье, сон, сексуальность являются актуально необходимыми потребностями. Их интенсивность колеблется не только лишь совместно с персональной конституцией, но зависит также от многих других критерий: климата, источников ублажения, наружной стимуляции, степени тяжести работы, физических Хорни К. Невротическая потребности в любви критерий. Но все эти потребности также могут возрастать в итоге деяния безотчетных причин.

Связь меж сексуальностью и потребностью в любви проливает свет на делему полового воздержания. Как просто человек может переносить половое воздержание, находится в зависимости от культуры и личных особенностей, также от разных психических и физических причин. Но несложно Хорни К. Невротическая потребности в любви увидеть, что человек, нуждающийся в сексапильности как средстве ослабления тревожности, в особенности неспособен вытерпеть какое-либо воздержание, даже краткосрочное.

Эти суждения ведут к определенным размышлениям относительно той роли, которую сексуальность играет в нашей культуре. Мы имеем тенденцию с определенной гордостью и ублажение глядеть на наше либеральное отношение к сексапильности. Естественно, со Хорни К. Невротическая потребности в любви времен викторианской эры произошли конфигурации к наилучшему. У нас больше свободы в сексапильных отношениях и больше способностей получить ублажение. Последнее в особенности справедливо для дам: фригидность более не считается обычным состоянием дам, а общепризнана в качестве недочета. Но, невзирая на такое изменение, улучшение далековато еще не является настолько Хорни К. Невротическая потребности в любви широким, как это может представляться, так как в текущее время очень значимая часть сексапильной активности является быстрее выходом для психических напряжений, чем подлинным сексапильным влечением, и потому должна рассматриваться быстрее как средство успокоения, а не как подлинное сексапильное удовольствие либо счастье.

Культурная ситуация отражается также в психоаналитических Хорни К. Невротическая потребности в любви концепциях. Одним из величайших достижений Фрейда будет то, что он способствовал приданию сексапильности ее подлинного принципиального значения. Но сексапильными числятся многие явления, которые в реальности являются выражением сложных невротических состояний, и приемущественно выражением невротической потребности в любви. К примеру, сексапильные желания в отношении аналитика обычно интерпретируются как повторение сексапильной фиксации на Хорни К. Невротическая потребности в любви отце либо мамы, но часто совсем не являются подлинными сексапильными желаниями, а служат выражением некого успокаивающего контакта для понижения тревожности. Естественно, пациент нередко высказывает ассоциации либо сновидения (выражающие, к примеру, желание лежать около груди мамы либо вернуться в материнскую утробу), которые подразумевают "перенесение" на фигуры отца либо мамы. Но Хорни К. Невротическая потребности в любви мы не должны забывать, что такое видимое перенесение может быть только формой, в какой выражается потребность пациента в любви либо заботе.

Даже если желания в отношении аналитика воспринимаются как прямое повторение схожих желаний в отношении отца либо мамы, это не будет подтверждением того, что инфантильная привязанность к родителям сама Хорни К. Невротическая потребности в любви по для себя является подлинно сексапильной привязанностью. Имеется много свидетельств того, что во взрослых неврозах все черты любви и ревности, которые Фрейд обрисовал как черты Эдипова комплекса, могут существовать уже в детстве, но такие случаи встречаются не так нередко, как подразумевал Фрейд. Как я уже упоминала, я Хорни К. Невротическая потребности в любви считаю, что Эдипов комплекс является не первичным процессом, а результатом нескольких процессов, различных по собственной природе. Он может быть, быстрее, обычный реакцией малыша, вызванной сексапильно окрашенными ласками родителей, либо наблюдением им сексапильных сцен, либо поведением 1-го из родителей, который делает малыша объектом слепой привязанности. С другой стороны, он может быть Хорни К. Невротическая потребности в любви результатом намного более сложных процессов. Как я уже упоминала, в тех семейных ситуациях, которые представляют обильную почву для развития Эдипова комплекса, у малыша обычно имели место сильный ужас и враждебность, и в итоге их вытеснения развивается тревожность. Мне представляется возможным, что в этих случаях Эдипов комплекс появляется вследствие того Хорни К. Невротическая потребности в любви, что ребенок льнет к одному из родителей ради успокоения. В реальности вполне развившийся Эдипов комплекс, как он был описан Фрейдом, обнаруживает все эти тенденции: лишние требования бесспорной любви, ревность, собственническое отношение, ненависть вследствие отвержения, - которые свойственны для невротической потребности в любви. В этих случаях Эдипов комплекс нельзя рассматривать как Хорни К. Невротическая потребности в любви источник невроза, потому что он сам является невротическим образованием.

Менделевич В.Д., Соловьева С.Л. Неврозология и психосоматическая медицина. - М..: МЕДпресс-информ, 2002. - 608 с. (с. 360-376)


hodatajstvo-prakticheskoe-posobie-borba-protiv-pitok-v-pravoohranitelnih-organah-rekomendacii-pravozashitnim-organizaciyam.html
hodit-chashka-vzad-vperyod.html
hodovaya-chast-avtomobilya-referat.html